Экологи спросили с «Башкирской содовой компании» за Торатау и нашли ей собственника в «Таурусе»

21.09.2018-06:36
Версия для печати

Кампания против планов БСК превращается в кампанию за планы группы «Тау»

Центризбирком Башкортостана отказал инициативной группе по проведению референдума о снятии охранного статуса с горы Торатау. А на прошедшем Восточном экономическом форуме Минэкономразвития республики и группа компаний «Тау» (бенефициар – объявленный в международный розыск Иосиф Рутман) официально дали старт проекту нового содового завода на базе Гумеровского месторождения стоимостью 38 млрд («Рустэм Хамитов подписал соглашение сам с собой», – шутят политические гурманы). Новая реальность для «Башкирской содовой компании» (БСК) накануне была обсуждена на круглом столе «Сохранить завод или гору?», прошедшем в редакции КП-Уфа. В ходе мероприятия чисто экономический дискурс вновь был заменен на эколого-религиозный: представители предприятия объясняли, что БСК или разрабатывает Торатау, или закрывает завод и отправляет на улицу 10 тысяч человек, а «гумеровский» проект Хамитова-Рутмана – это просто попытка давления и рейдерского захвата. В ответ слышались лозунги и обвинения, пока кто-то из экологов случайно не спалился. «А если у вас не получится снять статус с Торатау, вы продадите завод?», – ничтоже сумняшеся спросили боссов БСК в присутствии телекамер. Как говорится, с этого можно было и начинать.

«Шиханы входят в число особо охраняемых природных территорий в соответствии с федеральным законом от 1995 года, в котором снятие статуса не предусмотрено. И самый главный наш аргумент – законность в нашей стране носит первостепенное значение. И если мы подвергаем сомнению легитимность федеральных законов, то мы бросаем вызов самому Путину, самой «Единой России», Общероссийскому народному фронту и всей системе государственного строя России!» – задал планку дискуссии Станислав Сырыгин из движения «Живые шиханы». Аргумент был подкреплен душераздирающей презентацией, в которой были показаны чадящие трубы, никакого отношения к БСК не имеющие, и гора Юрактау, о претензиях на которую БСК никогда не заявляла.

Станислав Сырыгин и его благодарные слушатели

В ответ заместитель генерального директора БСК Марина Бортова продемонстрировала документы о снятии охранного статуса с горы Торатау, которые правительство Рустэма Хамитова направляло в адрес федерального в 2015 году и о которых уже писала «Правда ПФО». Минприроды тогда согласовало снятие статуса – так что получилось, что против Путина и Хамитова выступают как раз экологи.

В связи с этим GR БСК язвительно поинтересовалась, в чьих же интересах тогда действуют противники завода – напомнив тем самым о выступлении главы федерального Минпрома Дениса Мантурова на майском ПМЭФ. Министр тогда, напомним, увидел след турецких конкурентов БСК на флагах защитников башкирских шиханов.

Марина Бортова и ее документы

Впрочем, куда более интересной наблюдателям представляется другая версия. Незадолго до круглого стола на ВЭФ во Владивостоке Минэкономразвития региона подписало соглашение с компанией «Таурус» о строительстве завода-конкурента БСК на базе Гумеровского месторождения. Проект уже оценили в 36 млрд рублей, он вошел в число приоритетных республиканских, вот только БСК в его перспективы не верит.

«Они бы сначала вложили бы деньги в очистные сооружения для своего нефтехимического завода («ТАУ НефтеХим» в Стерлитамаке – прим. «Правды ПФО») и «Каучука», а потом претендовали бы на то, что у них есть деньги, чтобы заниматься Гумеровским месторождением. Я говорю с осознанием вопроса: это сказки. Они ничего не построят. Какие 36 миллиардов? Если строить завод-миллионник, это минимум 80 миллиардов», – заявляет Бортова.

В кулуарах мероприятия высказывалась версия, что «Тау» просто претендует на контроль над БСК, и в борьбе за столь лакомый кусок собственности все средства хороши. В том числе и фейковый инвестпроект. И как бы случайные вопросы от молодых девушек в ходе круглого стола, не хотят ли в БСК продать завод кому-нибудь другому.

Фото golos.blog

БСК хочет разработать Торатау и построить парк на месте Шахтау

В реальности, по словам представителей БСК, известняк Гумеровского месторождения слишком некачественный для производства соды. Тогда как Торатау не просто идеально подходит для производства, а более того: согласно принципу «Магомет к горе» содовый завод и был построен близ шихана, чтобы после разработки Шахтау срыть и его. Фактической же альтернативы Торатау просто нет.

«В 90-е годы ни один содовый завод не смог выжить. Лисичанский завод, где было совсем новое оборудование – не работает. Славянский содовый завод не смог выжить, они закрыты. Сейчас Украина полностью лишена содовой промышленности. Крымский завод тянет еле-еле. Березниковский содовый завод также был на грани закрытия. Только благодаря разработкам «Башкирской содовой компании» он смог выжить. Наш содовый завод смог выстоять только потому, что есть условия по сырью. Любая технология, работающая на худшем и привозном сырье – это однозначное удорожание производства», – заявляет Юрий Иванов, директор содового производства БСК.

Юрий Иванов хочет сохранить вольготные условия по сырью для БСК

Оппоненты, тем не менее, сомневаются. «Мы не противники БСК, мы не противники производства, мы не хотим, чтобы люди остались на улице. Услышьте нас, пожалуйста. То, что ситуация оказалась затянута до критической отметки – это вина БСК. Идет непонятная агрессия со стороны завода в адрес тех, кто встает на защиту природного памятника. <…> Мы сейчас хотим срыть гору, чтобы решить проблему на каких-то 50 лет. Это все равно что топить печь скрипкой Страдивари. Пусть так проще, но ведь это варварство!» – уверен дизайнер Ильшат Байбурин, автор бренда Terra Bashkiria и знака «Живые Шиханы».

На резонный вопрос Бортовой, чего ж тогда дизайнеры не защищают от посягательств «Тау» расположенное на не менее красивом природном памятнике Гумеровское месторождение, Байбурин, правда, не ответил. Таким образом, Гумеровское ущелье из списка памятников природы Башкортостана явочным образом вычеркнуто. Господин Рутман, возвращайтесь из международного розыска и стройте. Вам – можно.

«Вы поймите: нет никакой сакральности в этой горе! Вообще. Памятник – это памятник чего? Кому? Египетская пирамида – памятник, ее люди делали. Эйфелева башня памятник, в Риме Колизей. А эта гора – ее кто делал? Она памятник чего? Урал – это же 300-500 километров, и везде раньше были башкиры. А сегодня башкиры в одну горку вцепились – «не отдадииим, не отдадиим». Проблемы есть другие у нас у башкир! С образованием, с работой, с трудоустройством!», – полагает певец и блогер Ринат Баимов.

Николай Мотовилов предложил Руслану Гаппасову помериться митингующими

Наконец, Руслан Гаппасов из национального движения «Башкорт» пригрозил выходом тысяч ортодоксальных башкир на защиту своего древнего памятника – и получил ответ, что религиозными деятелями население республики не исчерпывается. «Вы говорите «мы встанем на защиту». Хорошо, а если встанут 80 тысяч ветеранов БСК? А они встанут! Мы уже 13 тысяч подписей собрали. А можем собрать и 120 тысяч», – заявил Николай Мотовилов, председатель совета ветеранов БСК.

Если в течение ближайших месяцев не будет принято решение о разработке Торатау, содовый завод в 2022 году закроется из-за истощения сырьевой базы, заявляют в компании.

«Правда ПФО» следит за развитием событий.

Фото pravdapfo.ru

Автор: 

Теги: 

Регион: 

Мнения

Точно заказуха галимая.Тут

Точно заказуха галимая.Тут ещё на Монолитстрой наехали. Требовали денег. Денег не дали, вот и теперь про Монолитстрой статью  забабахали. Просто вымогательство. 

Добавить мнение

comment

  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Разрешённые HTML-теги: p, br,em,strong,cite,code,blockquote,ul,ol,li,dl,dt,dd
  • Разрешённые HTML-теги: <blockquote> <br> <cite> <code> <dd> <dl> <dt> <em> <li> <ol> <p> <strong> <ul>

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Проверка