Рыба запуталась в административных сетях

18.08.2017-13:55
Версия для печати

Первый вице-спикер Совета Федерации Николай Федоров помог «Парламентской газете» разобраться в особенностях отечественной рыбной экономики. 

По официальным заявлениям рыболовецких компаний, после введения запрета на дрифтерный лов российским рыбакам стало легче, а рыбы стало чуть ли не в два раза больше. Но что мы видим на прилавках: рыба всё такая же дорогая. Хотя в соседних с нами Японии и Норвегии с меньшей, чем у нас, береговой линией морская продукция в разы дешевле. В особенностях отечественной рыбной экономики «Парламентской газете» помогал разобраться первый заместитель председателя Совета Федерации, экс-министр сельского хозяйства РФ и доктор экономических наук Николай Фёдоров.

– Николай Васильевич, объясните, пожалуйста, что на сегодняшний день изменилось после принятия закона о запрете дрифтерного лова? Как этот запрет сказывается на экономике Дальнего Востока?

– Исторически дрифтерный лов был инициирован в первую очередь японскими компаниями, заинтересованными в получении нерки высокого качества. Менее ценные объекты, такие как средняя и мелкая кета, горбуша, выбрасывались за борт и не учитывались.

СПРАВКА Дрифтерный лов (от английского слова drift — сплавлять, спускать по течению, дрейф) — способ лова плавающей в поверхностных слоях вод рыбы, который осуществляют дрифтеры — промысловые суда. Преимуществом дрифтерных снастей является их прозрачность: они расправляются в воде, и рыба оказывается в своеобразном капкане. Общая длина подобных сетей может достигать нескольких сотен километров. Вылов рыбы с помощью дрифтерных сетей запрещён с 1 января 2016 года на путях нерестовых миграций тихоокеанского лосося в исключительной экономической зоне России, а также во внутренних морских водах и территориальных морях.

В Россию продукция дрифтерного лова судами под российским флагом никогда не поставлялась. Некоторые суда, ведущие дрифтерный лов лососей в исключительной экономической зоне Российской Федерации, никогда и не были в российских портах, так как базировались в Республике Корея. Продукция, выловленная в исключительной экономической зоне России, перегружалась на транспортные суда и поставлялась в Японию транзитом через Южную Корею либо напрямую из районов промысла.

Для организаторов дрифтерного лова лососей на судах под флагами других стран не имело значения, где добывать лососей для Японии: в российских водах, в открытых водах Тихого океана и Берингова моря, с разрешением или без. Поэтому существовал также и нелегальный дрифтерный промысел лососей.

Дрифтерный промысел в исключительной экономической зоне России вёлся в непосредственной близости от таможенной границы, на расстоянии немногим более 12 миль от берега вдоль побережья Камчатки. Основными районами промысла являлись Петропавловск-Командорская и Северо-Курильская подзоны.

Благодаря Федеральному закону от 29 июля 2015 года №208-ФЗ, который был принят по настоянию руководства Совета Федерации, несмотря на серьёзное противостояние влиятельных персон, с 1 января 2016 года в исключительной экономической зоне Российской Федерации был полностью запрещён дрифтерный промысел.

В период лососевой путины 2016 года, после введения запрета, береговыми предприятиями Камчатского края добыто 230 тысячи тонн лососевых, что выше первоначального научного прогноза (в 1,7 раза!) или почти на 100 тысяч тонн. Это позволило увеличить поступление налогов в бюджеты всех уровней, обеспечить работой местное население, сыграло важную роль в обеспечении продовольственной безопасности страны.

До 2016 года в свободной экономической зоне Российской Федерации в рамках международного договора дрифтерный промысел лососевых вели японские суда с японскими экипажами. Основным объектом промысла являлась валютоёмкая нерка, которая пользуется устойчивым спросом именно в Японии. За возможность ведения промысла японскими компаниями ежегодно выплачивалось России около 20 миллиона долларов США. Производимая японскими судами продукция на японском рынке составляла серьёзную конкуренцию нерке, экспортированной из России береговыми предприятиями, что приводило к снижению цен и объёмов экспорта.

 

После запрета дрифтерного лова экспортная стоимость нерки в 2016 году существенно выросла, объёмы экспорта увеличились, объём валютной выручки, поступившей в Россию, возрос более чем на 36 млн долларов США по сравнению с 2015 годом.

Маркетинговые исследования японского рынка рыбы и морепродуктов прогнозируют дальнейшее увеличение цены российской нерки. В 2017 году средняя цена ожидается на уровне 5,4-5,8 доллара США (в 2016 году — 4,79 доллара США). Таким образом, валютная выручка может увеличиться ещё не менее чем на 25 миллиона долларов США.

Японские дрифтерные суда с иностранными экипажами платили только сбор за возможность промысла. Налоги, заработная плата, добавленная стоимость оставались в Японии. Возросшие уловы, увеличение экспортной цены продукции, произведённой на береговых заводах в России, позволят увеличить заработную плату, налоговые отчисления, создадут новые рабочие места, положительно скажутся на развитии смежных отраслей, таких как производство технологического оборудования, судоремонт, строительство. Общий экономический эффект гораздо выше, чем уже упомянутые ежегодные сборы, которые ранее выплачивались японскими компаниями.

Дрифтерный лов ставил целью получение как можно большего количества нерки, поставляемой напрямую в Японию. В общем объёме всей рыбной продукции, добываемой в России, доля рыбы, ранее добываемой дрифтером, увеличилась лишь в сегменте лососевых. В 2016 году береговыми предприятиями Камчатского края добыто почти на 100 000 тонн больше лососевых. Это отразилось на рынке. Но лососевые в общем объёме всей добычи водных биологических ресурсов составляют лишь некоторую её часть.

– Как можно повлиять на ситуацию с рыбой на отечественном рынке и помочь тем самым развитию Дальнего Востока?

– Прежде всего необходимо иметь в виду, что без модернизации рыбной промышленности, прежде всего рыбопромыслового флота и портов, береговой инфраструктуры по производству, хранению и транспортировке рыбопродукции, и внедрения инновационных технологий невозможно повысить эффективность отрасли.

Особого внимания заслуживает положение отраслевой науки. Основополагающим вопросом являются организация и расширение комплексного изучения и мониторинга водных биоресурсов в целях увеличения ресурсной базы для российского рыбопромыслового флота, который в основном базируется на уже разведанных запасах водных биоресурсов исключительной экономической зоны. Дальнейший рост уловов возможен преимущественно за счёт экспедиционного океанического промысла в перспективных районах Мирового океана. Поэтому необходимо проведение ресурсных исследований.

Сокращение российских исследований, особенно в морских районах за пределами юрисдикции России, неизбежно приведёт к навязыванию иностранными государствами своего видения состояния запасов водных биоресурсов и мер регулирования их добычи, а в конечном итоге — к значительным экономическим и геополитическим потерям.

Отсутствие обоснованных прогнозов может приводить к проловам или недоловам предприятий, что влечёт финансовые потери, снижение рентабельности, а зачастую и банкротство.

Другая проблема — сохранение водных биоресурсов. Без реальной и планомерной борьбы с браконьерством все усилия по искусственному воспроизводству и выпуску молоди рыб будут напрасны. К сожалению, в результате неоднократных реорганизаций федерального органа власти по рыболовству количество должностных лиц, оставшихся в Росрыболовстве исполнять контрольно-надзорные функции во внутренних водоемах, сократилось более чем на треть. Обширность охраняемых территорий, тяжёлые климатические условия, труднодоступность и отдалённость многих рыбохозяйственных водоёмов от населенных пунктов, отсутствие оперативной связи создают дополнительные сложности при проведении рыбоохранных мероприятий. Необходимо обратить особое внимание на решение этой проблемы.

– Есть ли сейчас у законодателей конкретные соображения о совершенствовании законов с целью улучшения всей этой непростой ситуации на нашем рынке?

– За последнее время проведена большая работа по совершенствованию законодательства. В частности, рыбоводным хозяйствам, которые добросовестно исполняют свои обязанности, благодаря настойчивой позиции Совета Федерации законом предоставлено право на заключение договора пользования рыбоводным участком на новый срок без проведения торгов.

Разработанные членами Комитета палаты регионов по аграрно-продовольственной политике и природопользованию поправки в Закон «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» нацелены на решение целого ряда задач. Это повышение инвестиционной привлекательности аквакультуры, создание условий для долгосрочного планирования, обновление и модернизация основных производственных фондов и объектов рыбоводной инфраструктуры, социальные задачи на уровне регионов.

Это позволило уже в 2016 году увеличить объём производства аквакультурной товарной рыбы и морепродуктов на 14 процентов по сравнению с 2015 годом, до 174 тысяч тонн, рыбопосадочного материала почти на 26 процентов, до 31,3 тысячи тонн. В целом, рыбоводными хозяйствами России в прошлом году выращено 205,3 тысячи тонн водных биоресурсов против 178,1 тысячи тонн годом ранее. Прирост составил 15,3 процента — это абсолютный рекорд в новейшей истории страны.

Но, несмотря на принимаемые меры, в рыбохозяйственном комплексе немало административных барьеров и препятствий, в том числе сдерживающих поставки российской рыбы на внутренний рынок. Это избыточные проверки и условия при доставке уловов на берег, при выгрузке уловов, при транспортировке рыбопродукции. В осеннюю сессию мы планируем рассмотреть предложения по совершенствованию законодательного и нормативно-правового регулирования, направленные на исключение излишних административных барьеров и препятствий для увеличения поставок российской рыбы на внутренний рынок страны.

Ещё один заслуживающий пристального внимания вопрос — борьба с незаконным, несообщаемым и нерегулируемым промыслом (ННН-промысел). Он представляет значительную угрозу для сохранения и рационального использования запасов водных биологических ресурсов, для обеспечения продовольственной безопасности. Являясь участницей Конвенции ООН по морскому праву, других международных соглашений и конвенций в области сохранения и рационального использования морских водных биоресурсов, Россия приняла ряд обязательств по обеспечению устойчивого управления этими ресурсами, в том числе по противодействию ННН-промыслу. Осенью этого года мы планируем провести в Совете Федерации «круглый стол». Необходимо подготовить предложения по совершенствованию принимаемых Россией мер по противодействию ННН-промыслу, по устранению причин и условий, способствующих его формированию и сохранению.

На контроле председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко находятся две актуальные задачи: принятие Федерального закона «О любительском рыболовстве», а также необходимая корректировка Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов», принятого 3 июля 2016 года.

Для Совета Федерации принципиально важно, чтобы совершенствование законодательства в области рыболовства и аквакультуры осуществлялось на основе анализа финансово-экономических последствий предлагаемых решений, прогнозов и расчётов их влияния на развитие бизнеса в этом секторе экономики, с учётом мнения регионов, общественных ассоциаций и союзов рыбаков. Мы просто обязаны работать слаженно и решать совместно самые сложные вопросы, которые перед нами ставит жизнь.

Автор блога: